В Паттайе можно посетить множество экскурсий и интересных достопримечательностей. Но вот уже много лет первое место в туристическом хит-параде занимает поездка на легендарную реку Квай. Побываем там и мы, постараясь понять причины феноменальной популярности этого места.

По дороге с облаками

Под шепот ливня и шуршание автобусных колес хорошо спалось. Просыпаться вовсе не хотелось, тем более выбираться на улицу. Но дождь на время утих, начало светлеть, и дремота потихоньку рассеялась. За окнами то и дело сменялись пейзажи, деревеньки, стоящие вдоль дорог домики духов.

Официальная религия Таиланда – буддизм. Но повседневность местных жителей нерушимо связана с анимизмом.
Проще говоря, верой в духов. Чтобы не вступать, так сказать, в разногласия с невидимыми силами, тайцы всячески их задабривают. Приносят к домикам духов цветы, благовония, еду и прочие подарки. В домике фермера на одной из остановок знакомимся с бытом местного населения. Это глубинка. В деревушках своя размеренная жизнь. Кажется, что она тут вовсе замерла и время здесь вообще остановилось. Дети лакомятся сладостями, сделанными из кокоса, женщины не перестают восхищаться растительностью и цветами. А мужчины покуривают, обсуждают жизнь тайцев, которая в глазах иностранца выглядит очень даже экзотично.

Жизнь на воде

Но настоящая экзотика ждет нас впереди, когда попадаем на плавучий рынок. Садимся в лодки и отправляемся в водное путешествие. Обшарпанные суденышки и мутные воды каналов у бледнолицых чужеземцев вызывают недоумение: дескать, куда мы попали. На это существует ответ: в самую гущу тайской жизни, настоящей, без прикрас и всяческой мишуры.

- Вот это экзотика! – с восхищением говорит мой друг. – Где еще такое увидишь! Жизнь на воде!

Это действительно своеобразный водный мир. Берега каналов усыпаны множеством лавочек. Тут можно купить все:
начиная от всевозможных сувениров и заканчивая местной едой. Смотришь на все эти лодочки, которыми управляют и дети, и совсем дряхлые старички, и поражаешься незримой гармонии их существования. От домиков к воде ведут покосившиеся от времени и сырости лесенки. Дом на сваях – это традиционное тайское жилье. Еще с давних времен такие постройки спасали от наводнений, к тому же высота защищает от змей и насекомых, а небольшие щели в полу – своеобразная вентиляция. Воздух циркулирует, что позволяет поддерживать внутри приемлемую температуру. А если оторваться от воды и окунуться в историю, то были времена, когда тайцы перевозили свои дома с места на место. Если по каким-либо причинам крестьянин решал покинуть обжитую территорию, он просто выбивал сваи, складывал свой «карточный» домик на тележку и менял место жительства.

Дома, расположенные по берегам клонгов («каналы» – по-тайски), кажутся нам вообще неприемлемыми для существования. Но это всего лишь видимое восприятие. Внутри них современная атмосфера: это и канализация, и бытовая техника... И не удивляйтесь, если рядом увидите припаркованный и отнюдь не дешевый автомобиль.

Тиковая фабрика. Без сучка и задоринки

- Как можно целыми днями заниматься такой монотонной работой? – задаемся вопросом, рассматривая картины, которые сделаны тайскими мастерами. Это действительно бесценные произведения искусства, тем более, если учесть, что вырезаны они из цельного куска дерева, без единого гвоздика и шурупчика. На первый взгляд может показаться, что тайцы ленивы, никуда не торопятся, никогда не спешат, ведут какой-то полусонный образ жизни. Но это вовсе не так. Огромные деревянные статуи, массивные столы, рамки для зеркал и картин и сами картины говорят об обратном. Скорее даже превращают неспешность местного населения в огромный плюс.

Вещи, сделанные на тиковой фабрике, не каждому по карману. Это эксклюзивные предметы. Чаще всего их покупают различные отели, фирмы или просто очень богатые люди, коллекционеры. Да и в интерьер обычной квартиры вряд ли впишется двухметровая скульптура-великан, громоздкая барная стойка или огромное кресло-качалка.

Наблюдаем за резьбой по дереву. Мастера нельзя отвлекать, потому как он создает шедевр по чертежам. Если ошибется, придется менять все творение – исправлять, допустим, птицу на какой-нибудь куст. На создание некоторых картин уходит от нескольких месяцев до нескольких лет. Это очень кропотливый труд. Но то, что видим на деревянных полотнах, поражает. Пейзажи сделаны настолько искусно, что, кажется, дотронешься – и вспорхнет застывший в ветвях аист, коснешься – и под теплом руки оживет деревянный слон.

По слоновьим тропам

Кстати, о слонах. Общеизвестно, что Таиланд – это страна слонов. И самая первая, так сказать, обязанность каждого
посетившего королевство – непременно покататься на этом величественном животном. По всей стране существует масса всевозможных слоновьих шоу. В них себя животные показывают настоящими артистами. Но здесь, в тайской деревне, все иначе. Конечно, слонов дрессируют и тут, и они тоже устраивают мини-представление. Но прокатиться по настоящим джунглям на слоне – вот такого в городе не найдешь!

- Как бы не свалиться сверху: высота-то немалая, – переживала боязливая блондинка. - Ой, мамочка-мамочка, – поддразнивал девушку погонщик.

Местные погонщики слонов – моны, низкорослая народность – очень даже неплохо изучили русские словечки. И при
каждом удобном случае обязательно их употребляют. Под смех и шутки мы отправляемся в джунгли. Снова начался дождь. Слон скользит своими массивными стопами по вязкой почве. Экстремально! Иного слова и не подберешь.
- Такой драйв! – под впечатлением восклицает мой сосед.
– Девушка, да что вы трясетесь? – успокаивают все блондинку. – Где бы вы еще под дождем прогулялись на слоне, да
еще и по настоящим джунглям?!
- Слон никогда не падает, – делится кто-то своими познаниями. – У него на стопе своеобразная жировая подушка, которой он прощупывает землю и становится только туда, где чувствует опору.

А погонщик после того, как мы спросили, как его имя и как зовут слона, решил, видимо, что вошел к нам в доверие.
Вытащил откуда-то коробочку и предложил купить… бриллианты! «Конечно, настоящие», – уверял нас низкорослый человечек. Тут настала уже наша очередь хохотать.

Мост N277

Мы продолжаем шутить и на следующей остановке. Невозможно удержаться от смеха, когда слышишь на ломаном русском с тайским акцентом:
- Футболка, майка, S-ка, М-ка, L-ка, – кричит местная девушка, которая сама уже стала некой достопримечательностью для туристов.
Но чем дальше уходим от сувенирных магазинчиков, тем серьезнее становятся лица. Кажется, что в этих местах неподъемным грузом повисла печаль. Идем по рельсам, переступаем шпалы…

Эта железная дорога была построена с целью связать Бангкок и Бирму во время второй мировой войны. Строили
ее азиатские каторжники и европейские военнопленные под контролем японцев. Война не щадила никого – люди гибли от невыносимых условий труда и болезней. Около 90 тысяч азиатских заключенных и 16 тысяч военнопленных сложили в этих краях свои головы. Сначала трупы закапывали вдоль самой дороги, после войны останки перенесли на кладбища.

Через непроходимые джунгли люди прокладывали путь, длина которого более 400 километров, 13 из которых – мосты.
Мы стоим у моста №277. Любуемся пейзажами, грустим, осознавая, сколько боли вносит в человеческую жизнь война. Неслучайно тайцы установили в пещере рядом с мостом статую Будды – будто решили призвать на помощь высшие
силы, чтобы они очистили эту землю от горя, страданий и мук, которые чувствовали люди, погибшие здесь при строительстве дороги.

Мост соединяет берега реки Кхвэ Ной, известной нам как Квай. Ее часто и ошибочно называют притоком Меконга. На
самом деле, Кхвэ Ной и Кхвэ Яй (в переводе «большой и малый приток») образуют другую реку – Мэклонг. Нам, фарангам, трудно правильно произнести и, уж конечно, услышать разницу между словами "меконг" и "мэклонг". Поэтому вся мировая общественность с радостью ухватилась за новый вариант, предложенный в романе Поля Буля «Мост через реку Квай». Искаженное имя водоема прославилось в голливудской экранизации произведения, и с тех пор даже тайцы предпочитают называть реку Квайем – чтобы не вдаваться в дебри лингвистики и географии.

Широка река, глубока река

Мы сидим на берегу реки, окунув ноги в прохладную воду, и тут же нас греет теплая вода, вытекающая из источников. Их два: с теплой и горячей жидкостью. Плескаемся, резвимся, ощущая перепады температур. Местное население купается в одежде, для монахов – отдельные купели. Кто-то пытается удержаться на ногах в бурной воде, меряясь своей силой с рекой. А остальные просто наслаждаются безмятежностью в источниках.

Затем девушки сушат волосы под вентилятором. Ночевать нам придется в понтонном отеле посреди реки. Это же глубинка, экзотика, как отмечалось выше, и фенов тут нет. Зато есть прекрасный воздух и хорошая компания! А утром нас ждет очередной экстрим – сплав по реке. Итак, самые подготовленные самостоятельно облачились в спасательные жилеты, самые отважные пытаются сами разобраться с застежками одежки для плавания, а самые нерешительные так и остаются наблюдать за происходящим со стороны.
С криками «ур-р-а-а-а!» все прыгают в воду. «Крокодилы!» – тут же кричит какой-то шутник, пытаясь напугать дам.
Пока одни наслаждаются купанием посреди реки, другие, кто предпочел остаться на плоту, в восторге от водопадов, к которым подходит наше плавучее средство.

Эраван

Кстати, о водопадах. В Таиланде их великое множество. Эраван, названный по имени мифического слона, так же, как и животное, огромен, прекрасен и, хочется сказать, послушен. Но нет. Лично нам Эраван показал свой строптивый нрав. Сначала мы пытались обходить лужи и грязь, искали тропинки посуше, разглядывали, куда же поставить ногу, чтоб не испачкаться, но дождь нам устроил настоящее испытание. Тут навстречу буквально на "пятой точке" с горки спускаются француженка с бойфрендом. Оба в грязи по уши, но довольные и улыбающиеся. Мы недоуменно переглянулись и спросили: а далеко ли пятый уровень? Получив невнятный кивок в сторону, мы пошли в том же направлении. Пошли–полезли-покарабкались, стараясь не обращать уже никакого внимания на грязь…
- Было бы сухо, все и воспринималось бы иначе, – рассуждала моя подруга. – И такого драйва, наверное, не ощущалось бы.

Мы действительно продирались сквозь джунгли, адреналин переполнял. Но награда за труды и мучения оказалась поистине великолепной! Чистейшая вода, изумительная природа, в хрустале водоема видны рыбки. Мы хохотали
без умолку, когда эти рыбки делали нам бесплатный маникюр. Энергетика в этом месте потрясающая. Подзарядившись силой природы, мы уже совершенно с другими эмоциями и мыслями стали возвращаться назад. С улыбками смотрели на встречный народ, который пришел в джунгли в белых брюках и белых кроссовках, который, как и мы, сначала с осторожностью ступал, чтобы не влезть в грязь. Еще больше нам подняли настроение дикие обезьянки, которые озорничали на деревьях и лакомились всяческими сладостями, которыми их щедро угощали туристы.

- Капун ка, – уже по-тайски прощались мы с работниками парка. И, наверное, с такой же тайской улыбчивостью покидали Эраван, осознавая, что на какое-то время и мы стали частью этого мира экзотики, гармонии и спокойствия. Впрочем, уже скоро мы совершенно не по-тайски бурно делились впечатлениями, которых за эти дни накопилась буквально целая река – стремительная, вечная, неповторимая…


Комментарии
Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться или если у Вас нет учетной записи, то нужно зарегистрироваться

Комментариев нет