«Слоновье поло» — игра, которая родилась в Непале и в которую сейчас играют как на ее родине, так и в Индии, Таиланде, на острове Шри-Ланка, и даже в Англии и Шотландии. В первые дни сентября в Таиланде прошел двенадцатый ежегодный чемпионат на Королевский кубок по поло на слонах.

Главные игроки — слоны

По размеченному полю размером с половину футбольного медленно и вальяжно прохаживаются шесть слонов с седоками на спинах и могучих шеях. Сначала непонятно, что делают на поле гигантские животные с седоками на спинах и на могучих шеях, и только когда глаза наконец находят бегущий по зеленой траве небольшой, размером с теннисный, белый мяч, сразу становится ясен алгоритм сложного движения слонов с «экипажами».

Все в этой игре подчинено бегу маленького мячика, который каждая команда, состоящая из трех слонов, трех проводников (махутов) и трех игроков, стремится загнать клюшками-молоточками с чрезвычайно длинными древками в ворота противника.

Вдруг слоны разом срываются с сонного шага на галоп, устремившись со всех сторон к одной точке: это один из игроков сумел подцепить своим длинным молоточком мяч и уверенно ведет его к воротам команды противника. Соперники пытаются перехватить у него мяч, а товарищи по команде пытаются им в этом помешать. Длинный взмах, и сидящий на спине слона игрок весь сгибается, замахиваясь молоточком, и затем каким-то «гольфовским» ударом посылает мяч в широкие ворота.

Это «слоновье поло» — игра, которая родилась в Непале и в которую играют сейчас как на ее родине, так и в Индии, Таиланде, на острове Шри-Ланка, даже в Англии и Шотландии. Национальные сборные перечисленных стран обычно и составляют турнирную таблицу мирового чемпионата.

Но кроме мирового чемпионата, в ряде стран проводятся национальные кубки по этому виду спорта.

В воскресенье в Таиланде, в курортном городе Хуа Хин, завершились матчи Королевского Кубка по поло на слонах.

Помощь «безработным» слонам

«Этот чемпионат — одновременно и спорт, и благотворительное мероприятие в пользу таиландских слонов. С тех пор как в стране полностью запрещена вырубка лесов, рабочие слоны остались без своей основной работы», — рассказывает главный организатор чемпионата Уильям Хейнеке.

«Сейчас по всей стране устроены «лагеря для слонов», где бывшие «живые трелевочные трактора» катают туристов и выступают в шоу, но дохода от этих лагерей недостаточно, чтобы прокормить все поголовье рабочих слонов. Многие проводники просто водят своих животных по городам, давая их фотографировать или кормить за небольшие деньги, но это часто создает помехи уличному движению, и полиции приходится с такими «гастролями» бороться. А мы только с рекламы на чемпионате зарабатываем достаточно, чтобы прокормить несколько десятков слонов в течение года», — говорит он. Хейнеке попал в Таиланд в юности с родителями — его отец был американским дипломатом, а мать — бангкокским корреспондентом журнала Time. Хейнеке прожил в Таиланде большую часть жизни, построил здесь с нуля свою «империю» общепита и высококлассных отелей, а в 1991 году отказался от американского гражданства в пользу таиландского.

За 12 лет чемпионатов, которые раз в год проводятся на базе сети пятизвездочных отелей Anantara, было собрано более 600 тысяч долларов. При выборе слонов для чемпионата предпочтение отдается животным, живущим на попечении индивидуальных хозяев-проводников, потому что именно они чаще всего оказываются на городских улицах в поисках пропитания.

В нынешнем чемпионате участвовали игроки из 18 стран мира в составе команд, уже много лет традиционно «выставляемых» лидерами корпоративного бизнеса Таиланда и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона: на поле выступали игроки в форме команд City Bank, PriceWaterhouseCooper, Bangkok Bank и других международных и таиландских фирм.

На поле — только слонихи

Матч «слоновьего поло» состоит из двух таймов по семь минут с 15-минутным перерывом. Очки засчитываются по количеству голов, забитых в ворота команды противника. Игра кажется непривычному наблюдателю несколько замедленной — слоны не могут передвигаться по полю с такой же скоростью, с какой скачут главные игроки обычного поло — лошади. Однако счет в матчах нередко переходит за десяток — так, например, в одной из встреч нынешнего чемпионата команда Bangkok Bank, ставшая его победителем, обыграла одну из команд со счетом 13:1.

Утро финального дня чемпионата. Дается старт первому полуфинальному матчу. Впереди — еще один полуфинал, а потом — финал. Мяч вброшен, за ним по полю размеренной походкой идут шесть слонов с махутами, сидящими на шеях, и игроками на спинах. Внезапно шествие сменяется галопом, слышен стук зацепившихся «клюшек», мяч бодро скачет к воротам, но защитник успевает его отбить, и снова появляются свойственные слонам размеренность и спокойствие.

Ведущий намекает на состояние игроков «после вчерашнего»: накануне состоялся гала-ужин, после которого многие участники чемпионата продолжили активно праздновать предстоящее окончание турнира на гостиничном пляже и у бассейна.

«Ну что же, я смотрю, наши дамы окончательно проснулись и взялись за дело», — говорит он в микрофон после неудавшейся атаки, а я начинаю искать глазами на поле упомянутых дам. Нахожу только одну женщину-игрока среди мужчин-махутов и мужчин-игроков. Видя мое замешательство, стоящий рядом со мной фотокорреспондент-европеец, явно не в первый раз приехавший на чемпионат, улыбается: «Это он слонов имеет в виду. Обрати внимание, на поле — только слонихи. Слонам нельзя играть в поло, они слишком эмоциональные, «заводятся» быстро, могут за этот мячик просто поубивать друг друга», — говорит он.

Главное — не побеждать, а участвовать

Поло на слонах всегда сопровождается криками игроков, задающих направление махутам, которые, в свою очередь, орудуя устрашающего вида кривым заостренным клинком, приделанным перпендикулярно к деревянной рукоятке, направляют слонов туда, куда приказал игрок. Для слона легкий удар этим инструментом — щекотка. Но слонихи, играющие на поле, и без понукания устремляются за мячом, когда видят, куда он полетел, хотя глаза слона, находящиеся сбоку, не очень приспособлены к тому, чтобы следить за полетом маленького мячика. Но здесь, помимо приказов игрока, помогает и хобот, которым слон может почувствовать либо сам мяч, либо направление ветерка, который создается, когда мяч взлетает в воздух от удара молотком.

«Самое трудное в подготовке турнира — отработка взаимодействия «экипажей». Среди игроков много европейцев, австралийцев и американцев, а махуты, в основном — тайцы и бирманцы», — рассказал в перерыве один из судей чемпионата.

«Хотя многие из них и работают в Азии, не все игроки знают тайский и бирманский, а у махутов английский — самый базовый, так что приходится сначала четко отрабатывать восприятие и выполнение махутом англоязычных указаний игрока, а потом уже выходить на поле», — добавил он.

Несмотря на необычное для таиландского сентября совершенно безоблачное небо и палящее солнце, и игроки, и махуты, и слоны явно получали от игры огромное удовольствие. Победу в каждом матче праздновали все, а потерпевшие поражение совершенно этим не расстраивались. Олимпийский принцип «Главное не побеждать, а участвовать» приобретает здесь особый смысл, сказали организаторы Кубка.

«Наш чемпионат — дело добровольное для всех, в том числе и для слоних. Тех из них, которые не хотят играть, мы просто не берем в команду, и выбираем тех, которым нравится побегать по полю с мячиком. Главное для всех участников чемпионата — и людей, и слонов — это получить удовольствие от игры».

И поэтому, когда был объявлен результат финального матча — в чемпионате с большим отрывом победила команда Bangkok Bank — радость была всеобщей — и человеческой, и слоновьей.

Кубок

Королевский кубок чемпионата всегда вручает личный представитель короля Таиланда Пхумипхона Адулъядета (Рамы Девятого). Обычно этим представителем становится кто-то из членов Тайного королевского совета, совещательного органа при таиландском монархе.

В этом году представителю короля не пришлось долго ехать к месту проведения чемпионата на территории базы сухопутных войск Сурийотхаи, так как 85-летний таиландский монарх месяцем ранее выписался из больницы, где находился на профилактическом лечении с 2009 года, и переехал в свой любимый дворец Клай Кангвон («Вдали от суеты») в Хуа Хине вместе с королевой Сирикит и несколькими советниками.

Источник: РИА Новости
Share This